День Академии
Новости
/ Проректор РАНХиГС Сергей Мясоедов: «Чтобы сегодня быть успешным, надо любить жизнь»

Проректор РАНХиГС Сергей Мясоедов: «Чтобы сегодня быть успешным, надо любить жизнь»

04
августа
2020
Проректор РАНХиГС Сергей Мясоедов: «Чтобы сегодня быть успешным, надо любить жизнь»

Пандемия коронавируса значительно повлияла на высшее образование во всем мире. О том, как эта ситуация сказалась на бизнес-образовании, какие возможности открылись при переходе на дистанционное обучение и какие навыки станут ключевыми для предпринимателей и управленцев в новых условиях рассказал корреспонденту «Интерфакса» Софье Суворовой проректор РАНХиГС, директор бизнес-школы Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА), президент Российской ассоциации бизнес-образования, доктор социологических наук, профессор Сергей Мясоедов.

– Сергей Павлович, сегодня эксперты говорят о формировании «пост-пандемического образования» – гибридных формах online-offline образования, его децентрализации, усилении запроса на непрерывное образование. Как изменится бизнес-образование после пандемии?

– Пандемия, наложившаяся на экономическую рецессию и усилившая ее, как знаменитый китайский иероглиф, может одновременно означать «кризис» для одних и «возможность» для других. В периоды кризисов во все времена интерес к качественному образованию, особенно деловому и управленческому, возрастает. Потому что бизнесу требуется помощь в быстром осмыслении новой ситуации, в поиске новых возможностей.

На протяжении десятилетий ведущие российские бизнес-школы и университеты уговаривали лучших профессоров использовать онлайн методики, выходить в мировое образовательное интернет-пространство, но всегда находилась масса объяснений, почему этого нельзя и не стоит делать сейчас. По сути, мы наблюдали тихий саботаж возможностей научно-технического прогресса. Удар пандемии сыграл роль мощного катализатора. Сработал известный в управленческом образовании эффект «горящей платформы» для добычи нефти (от английского: «burning platform»), который некоторые компании специально создают, чтобы стимулировать управление изменениями, заставить людей понять: если вы сейчас не примите решительных действий, сгорите вместе с этой платформой. И вузы России и мира двинулись в онлайн.

Это не у всех сразу получилось. Включая ряд вузов, учеба в которых десятилетиями считалась эталоном качества и инноваций. В прессе появились жалобы студентов на то, что ряд вузов пытается подменить онлайн возможности старинной советской системой заочного образования с раздачей домашних заданий и их проверкой.

Бизнес-школа ИБДА как ведущая национальная школа международного уровня и РАНХиГС вписались поразительно легко. Все первое высшее образование по расписанию мы вывели в онлайн на второй день после соответствующего приказа Минобрнауки. Заметьте, это было сделано во всем РАНХиГС, самом крупном университете страны, где сегодня в 54 филиалах по всей стране учится почти 200 тысяч человек, где работает свыше 10 тысяч профессоров, доцентов и преподавателей-практиков. С тех пор прошло больше четырех месяцев. В онлайн режиме завершился учебный год, студенты сдали семестровые или выпускные экзамены. Причем не только россияне, но и многочисленные представители дальнего и ближнего зарубежья. Абитуриенты вузовских программ поступают в РАНХиГС в этом году также преимущественно в онлайн. Яснее становятся многочисленные новые возможности, которые дает этот формат.

Тем не менее, сказать, что этот быстрый переход вызвал у всех учащихся и преподавателей восторг, нельзя. В первую очередь, отметим, что «взрослое» бизнес образование ,программы МВА/ЕМВА/ДВА, – наиболее негативно восприняли новый формат. И это объяснимо. На хороших программах МВА фокус делается на обмен практическим опытом, создание новых, прикладных знаний в аудитории, на формирование доверия и навыков проектной и продуктовой командной работы членов группы. Того, что сегодня часто обозначают емким термином «тиминг» (от английского «teaming» – командное взаимодействие). То есть создание атмосферы для продуктивного межличностного общения, открытой конкуренции точек зрения, формирования доверия друг к другу и, на этой основе, выработка решений, учитывающих синергию практического опыта знаний и навыков. То, на чем базируется так называемая «мягкая сила» в управлении. Такие вещи плохо уживаются с онлайн форматом. Поэтому подавляющее большинство ведущих бизнес школ мира, таких как Гарвардская и Уортоновская школы бизнеса (США), Лондонская школа бизнеса (Великобритания), HEC-Париж и ИНСЕАД (Франция), IMD (Швейцария) и др. перенесли значительную часть занятий программ МВА/ЕМВА на осень, когда учащиеся смогут вернуться в аудитории. Одновременно они стимулировали онлайн модель проведения большинства корпоративных программ. Практически одновременно с лучшими бизнес-школами планеты этим путем пошли «три сестры», компактная группа российских бизнес школ мирового уровня: ИБДА РАНХиГС, Сколково и ВШМ Санкт-Петербургского университета. За ними двинулась сравнительно большая группа, более дюжины, ведущих бизнес школ, нацеленная на международный статус в ближайшем будущем. А затем и остальные страны.

– Предлагаю вернуться к вузовским программам. Ведь эти программы и студенты буквально «взлетели» из традиционной образовательной модели в онлайн пространство. Как это сказалось на настроении студентов и преподавателей? На качестве учебных программ?

– Как я уже говорил, само вхождение произошло в ведущих университетах страны, сравнительно легко. Однако тот факт, что люди вошли в онлайн-образование, сидя в самоизоляции, не могло не сказаться на его психологическом восприятии. В результате позитивность оценки, интерес к новым возможностям оказались ниже, чем ожидали многие.  

Я убежден, что через пару месяцев после возвращения к традиционной учебе, тяга «назад в онлайн» возрастет. И что в результате в обозримом будущем мы столкнемся с новой моделью построения учебных программ, где учеба в аудиториях на кампусе и режиме онлайн будут с самого начала взаимно дополнять друг друга. Выскажу предположение, что в течение нескольких лет, по мере преодоления психологического осадка от самоизоляции и по мере роста качества работы преподавателей на онлайн платформах, доля онлайн часов в программах первого высшего образования составит примерно половину общего времени или даже больше.

– То есть, несмотря на психологическую усталость от виртуального общения, опыт перехода в онлайн способствовал и появлению новых возможностей?

– Да, причем многочисленных. Разве можно, скажем, отказываться от ставшей реальностью возможности, пригласить ведущего зарубежного профессора или всемирно известного изобретателя-практика, чтобы он выступил с онлайн лекцией перед тысячей студентов. Хотя раньше его надо было уговаривать их приехать в Россию в течение нескольких лет. Или без труда вместе со студентами «войти» на международную студенческую научную конференцию, не заморачиваясь визами, перелетами, проблемой недорогого проживания и медицинскими справками. А приобретение на практике навыков «удаленной офисной работы» – это преимущество, ценность которого для трудоустройства будет в ближайшие годы только возрастать!

– В условиях неопределенности особое значение приобретает стратегический ценностный выбор. Ваш прогноз: спрос на бизнес-образование возрастет или снизится? И в чем будет основная ценность бизнес-образования?

– В период повышенной неопределенности, экономических кризисов и рецессий спрос на хорошее и сильное управленческое бизнес-образование обычно повышается. Бизнес-образование не любит стагнации, когда бизнес замирает и не понимает: пойдет это вверх или вниз. Тогда он нерешителен, он хочет отсидеться и дождаться. Когда все сыпется, все меняется, когда появляются неожиданные возможности и рушатся привычные компании, «бизнес» идет учиться, «бизнес» ищет возможности обмена опытом.

Еще одна особенность: в период кризисов возникает так называемый эффект «up and down»: когда наряду с усилением интереса к качественным программам обучения, появляется очень много «пены» снизу, и люди начинают бросаться на дешевые программы так называемых «мусорных МВА», на всевозможные краткосрочные курсы, на яркие обещания через сетевой маркетинг дать все за несколько дней и почти бесплатно. А многие бегут даже к хиромантам, астрологам и шаманам.

Однако, в целом, в последние годы и даже месяцы на рынке бизнес образования доминируют правильные тенденции. На фоне кризисов 2008-го, 2014-го годов и нынешней рецессии явно прослеживается тенденция перетекания серьезных клиентов в наиболее дорогие и брендовые школы. Тенденция наиболее четко прослеживается по стабильным и год за годом растущим наборам на дорогие программы группы российских школ международного уровня.

– «Российские бизнес школы международного уровня» звучит внушительно. Кого и почему можно сюда причислить? Есть ли объективные критерии для отнесения бизнес школы к этой группе?

– Существуют общепринятые в мире объективные критерии. Они просты для понимания, транспарентны и верифицируемы. 

Первый критерий – это получение национальными бизнес школами так называемых аккредитаций «Тройной короны»: аккредитаций AACSB International, аккредитации EPAS EFMD и аккредитации AMBA International. Как вы, возможно, знаете, из 15 с лишнем тысяч бизнес школ мира полную «Тройную корону» (то есть все три аккредитации) имеют только 100 бизнес школ. Обычно причисление к бизнес школам мирового уровня подразумевает обладание бизнес-школой хотя бы двух из этих корон.

В России по две «короны» сегодня имеют ИБДА РАНХиГС, Сколково и ВШМ Санкт-Петербургского университета. Причем ИБДА РАНХиГС имеет самую сложную, объективную и сложную в мире стратегическую аккредитацию AACSB International (Международная ассоциация университетских школ бизнеса), срок прохождения которой длится обычно 5-7 лет. Плюс аккредитацию Международной Ассоциации программ МВА – AMBA International. А ВШМ Сколково и ВШМ Петербургского университета имеют вторую по престижу в мире, международную институциональную аккредитацию EPAS Европейского фонда развития менеджмента (ЕФМД). И, кажется, также аккредитацию АМВА International, которая занимает в мире по престижности третье место.

Как Президент Российской ассоциации бизнес образования (РАБО) хочу с удовлетворением отметить, что группа претендентов на получение статуса бизнес школы международного уровня в последние годы в стране значительно увеличилась. За тремя лидерами, так сказать, «дыша в затылок», следует еще 12 сильных российских бизнес школ, уже имеющих аккредитацию АМВА International и нацеленных на получение второй «короны» в ближайшем будущем. Сюда же относятся и две быстро развивающиеся российские бизнес школы из Екатеринбурга и Питера, которые получили программную аккредитацию ЕФМД – «EPAS», и также думающие о новых аккредитационных вершинах. Наконец, недавно было объявлено об открытии в сентябре этого года в рамках НИУ-ВШЭ новой школы менеджмента, которая уже со старта провозгласила цель войти в ряды российских школ мирового уровня. Такое целеполагание нельзя не приветствовать! Хотя, естественно, что путь от декларации в прессе до достижения цели потребует от формируемой новой школы немало времени и усилий.

Коротко коснусь еще двух критериев. Это – участие и места в ведущих мировых рейтингах по бизнес образованию. И – активное образовательное и научное партнерство, включающие проекты «два диплома» с топ бизнес школами мира. Причем, в первую очередь, входящими в список 100 школ с аккредитациями «Тройной короны» с программами МВА/ЕМВА, включенными в список топ 100 этих программ по версии «Financial Times». К ведущим международным рейтингам бизнес образования сегодня следует отнести, в первую очередь, ежегодный рейтинг программ МВА газеты «Financial Times». А также рейтинги ряда программ бизнес образования, публикуемые раз в несколько лет журналом «Экономист».

Какова ситуация с российскими бизнес школами, представленными в них? В топ-100 лучших программ ЕМВА мира за 2020 год по версии «Financial Times» Россию на протяжении ряда лет представляют только два стратегических альянса – программы ИБДА РАНХиГС с Антверпенской школой менеджмента, Бельгия (62 место в 2020 году) и с Высшей школой менеджмента Гренобля, Франция (64 место в 2020 году). В рейтинг 50-ти лучших корпоративных программ мира в 2020 году впервые вошла школа менеджмента «Сколково», что, несомненно, является достижением национального масштаба. Кроме того, в списке лучших программ магистратуры по менеджменту журнала «Экономист» Россию представляет ВШМ Санкт-Петербургского университета. Таким образом, в трех ведущих рейтингах мира Россию представляли все те же три российских школы международного уровня: ИБДА, Сколково и Санкт-Петербургский Университет.

Кратко охарактеризуем и третий значимый показатель международного уровня национальной бизнес школы. Это число ее зарубежных партнеров, входящих в число 100 бизнес школ «Тройной короны» и количество двойных дипломов с этими школами.

Почему это важный показатель? Потому что лучшие бизнес школы мира всегда неохотно идут на сотрудничество с более слабыми партнерами. Особенно не относящихся к группе стран с постиндустриальной экономикой.

Сегодня на первом и втором местах по числу партнеров с аккредитацией «Тройной короны», согласно рейтингу журнала «Эксперт» стоят все те же лидеры: ИБДА РАНХиГС и ВШМ Санкт-Петербургского университета, третий лидер российского бизнес образования Сколково разместился на 10 месте. По числу программ «два диплома» первое место с отрывом также занимает ИБДА РАНХиГС (19 программ), тогда как ВШМ Санкт-Петербургского университета занимает лишь 7 строку (3 программы).

Отметим, что рейтинги журнала «Эксперт» и сайта МВА.SU, сегодня, по нашему мнению, являются наиболее серьезными и надежными в области бизнес образования страны.  Однако потребность в объективных рейтингах далеко не исчерпана. Я знаю, что сейчас «Интерфакс» работает над серьезным рэнкингом по бизнес-образованию. Очень надеюсь, что он состоится, и желаю вашей компании удачи.

– Какие навыки станут ключевыми для предпринимателей и управленцев в пост-пандемическом мире? Появление каких новых бизнес программ Вы ожидаете на рынке бизнес образования в ближайшие годы?

– Вопрос знаковый. Первое – это готовность и способность учиться в течение всей жизни. Я думаю, что наша архаичная система, где образование делится на высшее и дополнительное, должна уйти в прошлое. Потому что сегодня система образования должна быть единой и непрерывной, и это непрерывное образование должно продолжаться всю жизнь. Потому что самый большой прирост рабочих мест на рынке труда дают профессии, которых десять лет назад просто не существовало. Хорошее и правильное выстроенное образование в этих условиях становится ключевым рыночным преимуществом. И, побеждать в конкуренции за лучшие рабочие места, за возможность быстрого карьерного роста будут те, кто умеет учиться.

Второе – это гибкость и адаптивность. Способность встроиться в новую экосистему. Потому что, как учил еще Дарвин, выживают не самые сильные, а самые приспособленные к изменениям.

Третье – это отсутствие страха перед новизной и изменениями. Люди, которые всю жизнь ожидают чьего-то разрешения, чтобы что-то начать делать, в периоды больших перемен и растущей неопределенности никогда не достигают серьезного успеха.  Как говорит научный консультант ИБДА РАНХиГС, известный «гуру» менеджмента, доктор Ицхак Адизес: «Побеждает не тот, кто не падает. Побеждает тот, кто быстро встает и бежит дальше!».

Растущая скорость изменений в экосистеме и рост неопределенности требуют новых программ для бизнеса, ориентированных на ускоренное и одновременно глубокое освоение новых профессий, востребованных рынком труда. В последние полтора десятилетия в мире возник новый тип программ, спрос на которые растет по экспоненте. Это программы «Специализированный мастер в …». А далее идет та или иная новая профессиональная область. Например, «в управлении большими данными», «в использовании искусственного интеллекта при управлении компанией» и т.п. Эти программы призваны заполнить вакуум в освоении новых профессий, и, в первую очередь, в области цифровых технологий в сочетании с управлением. Они ориентированы на выпускников бакалаврских программ, не обязательно имеющих опыт практической работы и поэтому не готовых к программам МВА. Они также не заинтересованы в потере двух лет на получение теоретических знаний в рамках программ научно-педагогической магистратуры, предусмотренной нынешними ФГОСами.

Новый тип программ рассчитан на освоение знаний в объеме 60 академических кредитов и срок реализации в один год. В отличие от МВА эти программы ориентированы, в первую очередь, на получение знаний и навыков, необходимых для работы по новой профессии (80-85 процентов учебных часов) и лишь базовых знаний и навыков в области управления (10-15 процентов часов). Эксперты Национального совета по оценке качества делового и управленческого образования (создан восемь лет назад РСПП, ТПП, Ассоциацией российских банков, Ассоциацией менеджеров, Деловой Россией, движением ОПОРА России и Российской ассоциацией бизнес образования (РАБО), председатель президиума – вице-спикер Госдумы Александр Жуков) разработали независимый стандарт для программ такого типа и утвердили его на заседании в январе 2020 года. А ряд ведущих бизнес школ страны, в частности, ИБДА РАНХиГС и другие члены альянса бизнес школ Президентской Академии, уже осенью-весной 2020/2021 учебного года планируют вывести несколько пилотных программ уровня «Специализированного мастера» на российский рынок. Мы рассчитываем, что они, как и во всем мире, программы типа «Специализированный мастер» (СМ) окажутся востребованными деловым сообществом.

В заключении я хотел бы еще раз вернуться к вопросу о качествах и навыках, которые нужны успешному управленцу и предпринимателю сегодня. Помимо качеств и навыков, обозначенных ранее, я хотел бы отметить еще два. Это – любовь к жизни во всех ее проявлениях и чувство оптимизма в любых жизненных ситуациях. Чтобы сегодня быть успешным, надо научиться любить жизнь, а не только работу. Сколько людей выгорает, сколько предпринимателей и менеджеров выходят на кризис среднего возраста. Как показывают исследования, результаты которых публиковались журналом «Harvard Business Review», те, кто любит жизнь, радуется не только успешному бизнесу, а и любви, путешествиям, хорошей кухне, спорту, обычно в итоге достигают намного большего. А оптимисты прорываются и побеждают в сложных жизненных ситуациях примерно в два раза чаще, чем пессимисты.

Оригинал статьи




<<



Анонсы

Все анонсы


Контакты

Схема проезда
Схема расположения корпусов
Приемная директора
Телефон: +7 351 771-35-00
Факс: +7 351 771-35-00
E-mail: director@chel.ranepa.ru

Приемная комиссия
Телефон: +7 351 214-52-00
+7 351 771-21-10
E-mail: in@chel.ranepa.ru
Пресс-служба
Телефон: + 7 351 243-09-70
E-mail: pressa@chel.ranepa.ru

Президентская академия – национальная школа управления